27 июня 2023
Автор: Александра Мильто

Вместо детского дома — настоящий дом: как помочь ребёнку, если расставание с семьёй неизбежно


В юности Марина жила в Кыргызстане и работала в кафе. Там её увидел Максим. «Проходу не давал, — смеётся Марина. — Хорошо, что так настойчиво добивался. Я иногда сама себе завидую». Максим и Марина удивительно подошли друг другу: они все решения принимают вместе, в любой ситуации умеют договориться. Договорились создать семью, переехать в Россию, завести детей и построить дом. И сделали. А потом открыли двери своего дома для тех, кто нуждался в их помощи. 

В семью пришла Любовь

У счастливой пары родилось четыре сына: Владислав, Даниил, Артём и Рольф — редкое имя мальчику дали в честь прадедушки. Однажды Влад сказал, что здорово было бы принять в семью из детского дома подростка, друга. «Мы решили — как только будет своё жильё, сделаем. Начали готовиться, вместе записались в школу приёмных родителей. Знания, которые там дают, не передашь, не перескажешь. Надо непременно вместе ходить, обсуждать материал, только так можно избежать проблем в будущем, когда в доме появится ребёнок», — уверена Марина. 

Фото Любови, Любочки, Марина увидела ещё в банке данных. Девочка запомнилась, зацепила взгляд. Марина с Максимом записались на приём к региональному оператору, и там среди фото других детей снова заметили Любу. По мнению оператора, у девочки был психиатрический диагноз. 

«Мы изначально только одно условие себе ставили — без психиатрии. И всё-таки взяли направление, поехали знакомиться с Любой. 


Приехали, смотрим — гуляет девчонка, улыбается беззубой улыбкой. В шесть лет наша Люба ещё не говорила — не умела. 


2023-06-27 12.36.17.jpg

Но это было следствием педзапущенности и других особенностей здоровья, никакой психиатрии у дочки не было. К сожалению, оператор выдал за медицинский диагноз своё субъективное мнение. Не хочется даже думать о том, что Люба могла бы прожить годы в детском доме из-за выдуманного диагноза. Во второй раз я приехала одна, мы общались, я поняла, что девочка обучаема, надо приложить усилия, и она заговорит. Потом мы по видеосвязи познакомили Любу с мальчиками, и в третий раз приехали уже всей семьёй, чтобы забрать дочку домой. Она очень адекватно реагировала, ждала». 

Две семьи Любы

Любовь прожила в детском доме меньше года, её изъяли в пять лет, а приёмные родители приехали за ней в шесть. Мама Любы ограничена в родительских правах, сейчас она на лечении, других родственников нет. Несмотря на обстоятельства, кровная мама любит дочь, скучает и переживает за неё. «Сейчас, во время лечения, они не могут видеться, — говорит Марина. — Но мы рады, что у Любы есть эта связь, и надеемся, что однажды она станет ещё крепче».

Чтобы приёмная дочка заговорила, родители приложили максимальные усилия. Уже на первых встречах в детском доме девочка повторяла слоги, стремилась к общению. «В первое время дома мы её не трогали, дали адаптироваться, прийти в себя, привыкнуть к новой обстановке. Потом стали заниматься, я её как двухлетку обучала, слоги, слова, прогресс пошёл стремительно — через год дочь уже говорила. И всё равно процесс ещё не завершён: даже после 3,5 лет дома Люба ещё учится. Мы научили её склонять слова по родам и падежам, теперь расширяем словарный запас. 

Мальчики приняли приёмную сестру хорошо, у них не было конкуренции: с девочкой делить было нечего — игрушки, одежда, у всех всё своё. Конечно, была адаптация, но мы были подготовлены хорошо, поэтому не страдали. Сейчас она уже встроилась в семью». 

2023-06-27 12.36.37.jpg

Семья на время

И до, и после принятия Любы в семью Марина и Максим были на связи с ведущей из школы приёмных родителей Марией Гаврилиной. Когда Мария пришла в «Арифметику добра», чтобы развивать новый проект «Семьи кризисного размещения», эта связь усилилась — Марину и Максима пригласили пройти обучение и стать первыми участниками. 

«Семьи кризисного размещения» — это проект, аналогов которому пока нет в России. Его задача — исключить из жизни ребёнка, который находится под угрозой изъятия из семьи, опасность оказаться в приюте и детском доме. Вместо этого ребёнка временно помещают в подготовленную семью, которая заботится о нём, пока специалисты помогают кровным родителям пройти через трудную жизненную ситуацию и восстановиться. В случае, если это невозможно, ребёнку подбирают постоянную приёмную семью.

«В тот момент, когда Мария пригласила нас в проект, мы уже готовили заключение на второго приёмного ребёнка. Постоянного, а не временного. Но идея так зацепила, что мы согласились. 


Как приёмная мама, я отлично представляю себе, что такое детский дом. Этот отпечаток остаётся навсегда, боль, которую несут из детства во взрослую жизнь. 


Если период в учреждении можно исключить, надо сделать для этого всё возможное. И мы “вписались”, прошли учёбу и стали ждать, когда бюрократические преграды будут сняты и в нашу семью придёт ещё один ребёнок, но не навсегда, а на время. 

Мы стали первой семьёй, которая приняла ребёнка в рамках проекта. Волновались, конечно, но страшно не было — знали, что справимся. В проекте временная семья подбирается под ребёнка, всё грамотно, продуманно. Психологи обсуждали с нами особенности ребёнка, наши ресурсы». 

2023-06-27 12.36.11.jpg

Званый гость

Перед приходом Паши* Марина с Максимом разговаривали с детьми, объясняли им, что это за ребёнок, почему он будет с ними жить. Отдельно проговорили, что это временно, что Паша не станет приёмным сыном, он в доме — гость. Что сейчас мальчик попал в трудную ситуацию и о нём некому позаботиться. 

«Любу наши сыновья принимали сразу и навсегда, выстраивали долговременные отношения. С Пашей по-другому: дети не дают ему переходить границы. В разговоре с Пашей они нас называют по имени: Марина, Максим. 


Иногда Паша забывается и говорит мне “мама”, мы его поправляем. Важная задача кризисного размещения — выстроить и сохранить дистанцию между ребенком и замещающей семьей, но так, чтобы ребенок чувствовал себя принятым, а не отверженным. 


Важно также умение говорить с ребёнком о его родной семье, о его прошлом и будущем. Сейчас с кровной мамой Паши связи нет — она на лечении, там свои правила. Но она любит сына и хочет растить его, восстановиться ей помогают специалисты. 

Паша живёт у нас уже больше месяца. Адаптация продолжается, у мальчика не было многих бытовых навыков, отмечался высокий уровень тревоги, проявления психосоматики, непонимание чужих границ. Возникали небольшие конфликты с младшим нашим сыном, который ревновал. Сейчас с нашей помощью детям удалось выстроить отношения. Психолог проекта всегда на связи, и мы открыты для работы. Считаю, что это очень важно — чтобы не только специалисты, но и семья с готовностью шла на контакт. 

Я думаю, главные качества для семьи кризисного размещения — гибкость, стрессоустойчивость и, конечно, доброта. Необязательно быть многодетным приёмным родителем со стажем, но важно принимать людей такими, какие они есть. Наша задача — сохранить психику детей. 

Очень хочу, чтобы проект работал, надеюсь, что он появится в каждом регионе. Однажды станет естественным, что дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, попадают в заботливые временные семьи, а не в приюты. Пусть слова “детский дом” исчезнут из жизни детей, а опыт проживания в учреждениях заменится новым положительным опытом жизни во временной семье, важными навыками и знаниями, которые помогут в будущем». 

*Имя изменено по просьбе семьи


Фонд «Арифметика добра» помогает детям с опытом сиротства найти опору в жизни: пережить кризис в семье, встретить приёмных родителей, адаптироваться в новой реальности и стать благополучным взрослым в будущем. Поддерживая фонд благотворительным пожертвованием, вы вносите неоценимый вклад в судьбу детей. 

Выберите способ перевода

Будьте в курсе

Подпишитесь на наши новости и будьте в курсе всех событий
Также можете следить за нашими новостями в социальных сетях
Введите имя
Некорректный e-mail

убрать опору вернуть опору