28 декабря 2023
Автор: Светлана Бронникова

Успевай делать добро


ИСТОЧНИК: МЕЛ

Наталье Бурцевой 44 года, она работает учительницей математики. 8 лет назад Наталья стала репетитором программы «Шанс», в которой детям из детских домов и приемных семей помогают готовиться к экзаменам. В блоге БФ «Арифметика добра» Наталья рассказала, почему она выбрала репетиторство в «Шансе» и как находит общий язык с учениками.

«Если есть возможность помочь, почему этого не сделать?»

У меня довольно классическая история — я с детства хотела быть учительницей начальных классов. Когда я оканчивала школу, классная руководительница посоветовала пройти курсы подготовки, чтобы было проще поступить. Я пришла записываться на курсы, но оказалось, что на направление, которое мне было интересно, уже не было мест. Стала думать: что у меня лучше всего получается? Поняла, что математика. Так я окончила подготовительные курсы, отучилась в вузе и стала преподавать в школе математику.

В 2015 году я подрабатывала на курсах в университете, тогда вуз сотрудничал с фондом «Арифметика добра». В администрации университета мне рассказали о «Шансе» — репетиторстве для детей из детских домов, предложили попробовать. Я не брала время «на подумать», сразу согласилась. Это же дело хорошее! А я всегда жила по принципу «успевай делать добро». Если есть возможность помочь, почему этого не сделать?

Сначала у нас были тренинги — нам рассказывали, как общаться с детьми из детского дома. После обучения начались уроки — я преподавала во второй половине дня, занятия у меня всегда проходили онлайн, потому что дети живут в разных городах.

Несколько раз я встречала своих учеников, когда ездила на смену в летний кампус, который «Арифметика добра» организовывает для детей. Именно тогда, а не на уроках, у меня открытие и случилось. Я увидела столько талантливых детей! Это меня, конечно, удивило, потому что дети в обычной школе часто не хотят участвовать в разных внеучебных мероприятиях — а тут все танцуют, поют!

«Дети, которые растут в семье, не сильно отличаются от детей из детского дома»

Между детьми на занятиях я не нахожу большой разницы, потому что работаю в обычной школе спального района — там тоже дети разные, могут вести себя вызывающе, хамить. Но часто дети это делают, чтобы на них наконец-то обратили внимание, потому что родителям некогда ребенку время уделить, они говорят: «Мы работаем по 14 часов, нам некогда даже проверить, собрал ли он сумку». И получается такой парадокс: даже дети из полных семей порой сильно нуждаются во внимании взрослого. Поэтому для меня нет разницы — ребенок растет в детском доме или в кровной семье, они все разные и похожие друг на друга одновременно.

Может, так просто получилось, что ко мне на уроки из «Шанса» попадают очень мотивированные дети, которые хотят учиться — проблем у нас с учениками не возникает. Бывает, что у них может не быть настроения или не хочется что-то делать, но это нормально, такое происходит с любым человеком. Моя задача — настроить ребенка на рабочий лад и продолжить заниматься.

Иногда дети могут поделиться событиями из жизни: например, рассказывают, как они участвуют в конкурсах, фестивалях, разных мероприятиях, но на уроках мы все-таки стремимся заниматься обучением. Каждый человек хорош в своем деле, я считаю, поэтому мне нужно сделать так, чтобы у детей оставались после занятий со мной знания в голове.

Изначально программа была предусмотрена только для 9 и 11 классов, но потом в процессе стали появляться ребята из 7 и 8 классов. Конечно, чаще всего я занимаюсь именно с выпускниками, потому что знаю, как их готовить, что спрашивать, я сама эксперт по проверке ЕГЭ в Москве. Но вот в этом году у меня есть девочка из 5-го класса, которая живет в приемной семье. А есть девочка, которая учится уже в колледже, но хочет поступить в вуз — прошлым летом ей не удалось этого сделать, поэтому она просила «Шанс» дать ей дополнительные занятия.

«Многие идут в колледж, но некоторые остаются в 10-м классе»

Каждый год «Шанс» собирает статистику, мы смотрим, кто и как из наших детей сдал экзамены, кто в итоге куда поступил. Среди моих учеников, наверное, процентов десять — это ребята из приемных семей, остальные — из детского дома. Я наблюдаю, что у учеников обычно все складывается хорошо: кто куда планировал, тот туда и поступает. Выбирают профессии ребята по-разному: кто-то знает, что эта специальность приносит хороший материальный доход, кто-то просто видел, что знакомые занимаются этим делом. У всех разные аргументы. Вот сейчас с девочкой занимаюсь, которая будет поступать в ветеринарную академию. Она так сильно старается, так много всего делает для того, чтобы получилось сдать экзамен и поступить!

Часто ребята приходят в девятом классе просто с целью сдать ОГЭ, а дальше уже присматриваются: стоит оставаться в школе или нет? Многие идут в колледж, техникум. Но дети, которые выбирают идти в 10-й класс, тоже есть.

Думаю, это главное, что дети в детском доме могут найти себе цель, понять ценность обучения. «Шанс» им в этом помогает, потому что обычной школы не всегда достаточно, чтобы сдать экзамены. В кровных семьях родители тоже часто ищут детям репетиторов. Это абсолютно нормально. И то, что у детей есть возможность получать знания, а потом — образование, очень меня радует.

«Работать в прошлом темпе становится тяжелее»

Раньше я после основных занятий в школе брала в день по четыре ученика. Сейчас занимаются с двумя детьми в день с понедельника до четверга. С возрастом работать в прошлом темпе становится тяжелее. К тому же, в школе большие нагрузки, из-за этого часто случается выгорание.

Иногда я спрашиваю себя: ты постоянно делаешь что-то для кого-то, а для себя что-нибудь сделать не хочешь? Вот недавно стала заниматься вокалом — давно хотела научиться петь. Хожу раз в неделю и всего на часик, но мне нравится, мне это придает сил.


Екатерина Филилеева, психолог фонда «Арифметика добра»

katja_filileeva.jpg

Детям, у которых есть опыт жизни в детских домах, сложно учиться сразу по нескольким причинам. 

К моменту, когда ребенок попадает в детский дом, у него накапливается огромное количество пробелов в знаниях, ведь у него не было возможности полноценно учиться — в кровных семьях были невозможные условия для учебы, затем больница, приют, ожидание — «что со мной будет дальше?»

В таких условиях у ребенка обычно нет ни сил, ни возможности догнать программу.

В детском доме персонал старается максимально помочь ребенку наверстать и включиться в учебу, появляется постоянная школа, но нагнать программу все равно крайне сложно. Школьная система сама по себе создана так, что предполагает наличие у ребенка персонального взрослого, помощника, который объяснит то, что ребенок не понял, поможет с домашним заданием, поддержит мотивацию и интерес. В условиях детского дома при всем желании сотрудников сделать это невозможно — детей слишком много, а желания учиться чаще всего нет. При таких вводных все смиряются с тем, что ребенок учится хоть как-то, его будущий маршрут обычно расписан: 9 классов, затем колледж по специальностям «токарь», «маляр», «швея».

Почему у детей в более безопасной и понятной, казалось бы, атмосфере детского дома (благополучнее той, что была у них в кровной семье) чаще всего не появляются мотивации учиться? Пребывание в системе учреждения, когда тебя вырвали из привычной среды, оторвали от твоих близких (для ребенка-то они хорошие и любимые) — это огромный стресс. Многочисленные исследования показывают, что в стрессе человек не может эффективно обучаться, его мыслительные способности падают, особенно страдают память и мышление, способность концентрироваться. Организм тратит силы на то, чтобы адаптироваться к условиям, бороться со стрессом, удерживать травматический опыт при помощи защитных механизмов. Ребенку становится не до учебы.

Можно предположить, что после того, как стресс пройдет, ребенок адаптируется и начнет хорошо учиться, но когда у него в знаниях большой дефицит — это сложно сделать. Дети так устроены — если у них что-то не получается, мотивация падает, срабатывает защитный механизм: «Мне это не надо, не интересно, не пригодится».

Обычная школа не может обеспечить детям индивидуальный подход — это физически невозможно, когда у учителя в классе 30 человек. Поэтому получается такая ситуация: ребенок, который по уровню знаний должен изучить программу пятого класса по математике, ходит в девятый, потому что ему уже 15 лет. Без дополнительных занятий такой разрыв в образовательной программе сложно самостоятельно наверстать.

И дети соглашаются с тем маршрутом, который предлагает им детский дом. Они живут с осознанием, что вся дорога уже расписана, у них нет представления, что они могут добиться большего.

Когда ты живешь в детском доме, то не чувствуешь, что управляешь своей жизнью: тебе говорят, что делать, и ты делаешь как все.

Детям из детского дома нужна помощь с поиском мотивации. Они могут стать в будущем не только малярами, но и учителями, дизайнерами, системными администраторами. Это возможно, но нужен кто-то, кто в тебя верит и помогает удержаться в выбранном направлении. Специалисты «Шанса» как раз помогают детям найти перспективу, увидеть в себе склонности и способности к разным профессиям. А это уже мотивирует детей заниматься с преподавателями дополнительно.

В «Шансе» у ребенка возникают персональные отношения между преподавателем и учеником, из-за чего появляется интерес что-то делать. Эти отношения позволяют ребенку не бросать, выдерживать умственные усилия и нагрузку, стараться. В каком-то смысле это похоже на то, что в норме переживают совсем маленькие дети — они ведь всегда стараются для кого-то, чаще всего для мамы, и так постепенно развивается воля и вера в свои возможности.

У детей появляется мотивация учиться еще и потому, что репетитор индивидуально занимается с ребенком не по школьной программе, а помогает сначала устранить все пробелы, которые есть, даже если это задачи второго класса. 

Ребенок видит, что у него получается учиться, соответственно, появляется ощущение «я могу» и стремление работать дальше.

Это вера в себя и возникновение картины желаемого будущего (достичь чего-то, стремления, мечты) нередко помогают ребенку увидеть перспективу еще шире. Мы заметили, что подростки, занимающиеся в «Шансе» более мотивированы на устройство в приемные семьи.

Например, была девочка, которая хотела учиться, но ей было страшно начать из-за больших пробелов. С репетитором они начали потихоньку обучение с самого начала школьной программы. У нее стала повышаться мотивация, параллельно девочка захотела в приемную семью — раньше у нее не было такого желания. Устройство в семью стало восприниматься как возможность улучшить свою жизнь, построить желаемое будущее. Сейчас она живет в семье, там сложились близкие теплые отношения, девочка уже поступила в вуз.

Сделайте пожертвование ниже и внесите вклад в решении проблемы сиротства.

Выберите способ перевода

Будь в курсе

Подпишись на наши новости и будь в курсе всех событий
Также можешь следить за нашими новостями в социальных сетях
Введите имя
Некорректный e-mail
убрать опору вернуть опору